YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Мировая экономика (В.М. Кудров) arrow 13.4. Малая приватизация
13.4. Малая приватизация

13.4. Малая приватизация

   В 1993 г. малой приватизацией было охвачено 63% всех имеющихся объектов по данному приватизационному блоку. Здесь процесс приватизации уже вышел практически на финишную прямую.
   Начнем с итогов 1992 г., потому что именно тогда, по существу, и развернулась малая приватизация. На конкурсах и аукционах было продано предприятий розничной торговли 38%, объектов оптовой торговли — 34,5, предприятий общественного питания — 21,7, бытового обслуживания — 39,8%. Всего в 1992 г. в рамках малой приватизации было продано более 28 тыс. объектов. Эти цифры ниже тех, которые намечались Госкомимуществом. Однако в результате этой приватизации было получено больше денег, чем рассчитывалось. В 1993 г. частными стали 59,4% предприятий бытового обслуживания и 57,2% — торговли. Вплотную к ним подошла приватизация малых предприятий в легкой, пищевой промышленности и промышленности стройматериалов — соответственно 56,5; 55,5; 50,8%.
   К 1996 г. малая приватизация в России практически состоялась. Она охватила предприятия с численностью работников до 200 человек и стоимостью основных фондов до 1 млн руб. (в старых ценах). Открытая продажа таких предприятий на аукционах и конкурсах, во-первых, позволяла сразу же определить их реальную рыночную стоимость, во-вторых, дала возможность покупателям конкурировать друг с другом. Но главное заключалась в том, что малая приватизация достаточно определенно создавала реального собственника, т.е. именно физическое лицо, купившее данное малое предприятие. После продажи предприятия частному владельцу все его работники получают 10% дохода, вырученного от продажи. Принцип продажи закладывается как основной принцип всей малой приватизации вообще. Сначала предполагалось, что малая приватизация завершится к концу 1992 г. Однако она не завершилась практически до 1996 г. В целом малая приватизация, несмотря на пролонгацию первоначально намеченных сроков ее реализации, осуществлялась сравнительно легко, и особых разногласий среди партий и политических движений не возникало (не считая сопротивления принципиальных противников частной собственности, сторонников возврата к старой, распределительной системе, основанной на государственной собственности). Она не затрагивала интересов ВПК или “директорского корпуса”.
   Поскольку купля-продажа, как правило, проходила на торгах, то проблема оценки имущества и назначения стартовой цены серьезно упрощалась. При этом фактор нехватки или даже отсутствия денег для нормального выкупа не был главным. Практически почти всегда удавалось собрать нужную сумму. Конфликты обычно возникали по социальному вопросу: кто будет покупателем — “свой” или “чужой”? кто станет инвестором приватизированного малого предприятия? Развернувшаяся в печати пропаганда неплодотворной идеи узурпации государственной собственности трудовым коллективом за символическую цену, а также приоритета прав собственности коллектива лишь усугубила эти конфликты.
   Тем не менее и в малой приватизации имело место акционирование, а не купля-продажа. Более того, трудовые коллективы, используя аренду с выкупом и все более адаптируясь к процедуре конкурсов и акционирования, постепенно расширяли свою долю среди приватизированных предприятий. По данным на 1 апреля 1993 г., покупателями более чем 2/3 приватизированных малых предприятий являлись трудовые коллективы. Особенно заметен был сдвиг в пользу трудовых коллективов в торговле и общественном питании, т.е. в тех отраслях, где аренда стала наиболее активным способом приватизации.
   Необходимо отметить стремление властных структур на местах вести малую приватизацию с учетом своих интересов и удерживать под своим управлением значительную часть акционированных малых предприятий. По мере же расширения прав регионов, что предусмотрено в Государственной программе приватизации, эта тенденция усиливалась. Действующие принципы формирования совета директоров вновь создаваемых акционерных обществ давали возможность реального захвата контроля в них местными властями. До 20% голосующих акций находились у местного фонда имущества, представитель которого вместе с представителем местных властей входил в совет директоров наравне с генеральным директором и представителем трудового коллектива.
   По данным на начало 1998 г., в частный сектор перешло около 86% всех предприятий, подпадающих под программу малой приватизации, в том числе в торговле — 87%, в общественном питании и бытовом обслуживании — 85%. В 2001 г. в России действовало около 1 млн малых предприятий с числом занятых порядка 8 млн человек. Доля малых предприятий с учетом теневого сектора в общем объеме промышленного производства составила 5—6%, в общем объеме ВВП — около 10%.
   На сегодняшний день вполне очевидно, что малая приватизация состоялась. Она обеспечила, по существу, запуск всего приватизационного процесса в стране, способствовала общей либерализации хозяйственной деятельности и нормализации положения на потребительском рынке. В настоящее время государственные и муниципальные предприятия обеспечивают лишь 7% розничного товарооборота, все остальное легло на плечи малого бизнеса, и население страны получило возможность приобретать огромное разнообразие, как правило, качественных потребительских товаров и услуг.

 
< Пред.   След. >