YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Мировая экономика (В.М. Кудров) arrow 13.5. Большая приватизация
13.5. Большая приватизация

13.5. Большая приватизация

   Начало большой приватизации было положено Указом Президента России от 1 июля 1992 г. “Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества”. Поскольку малая приватизация уже продвинулась довольно далеко, вопрос о большой приватизации встал на передний план приватизационного процесса в России. Большая приватизация является главным рычагом необходимых изменений в структуре собственности в процессе производства, а следовательно, и в структуре самого производства. В конечном счете успех рыночной реформы в России в огромной степени зависит от того, насколько грамотно и масштабно будет создана смешанная многосекторная экономика, опирающаяся в своем развитии на зрелую рыночную инфраструктуру и механизм конкуренции.
   Важно учитывать также, что для промышленности России характерен высокий уровень концентрации и монополизации производства. Удельный вес крупных предприятий в общем числе предприятий по ряду отраслей составляет: в топливной энергетике — 28%, в черной металлургии — 24, в цветной — 36, в химической промышленности — 24%. Средняя численность занятых на таких предприятиях колеблется от 5,6 тыс. до 14 тыс. человек. Известно также, что промышленность России сильно монополизирована. Более 600 предприятий производят от 35 до 100% общего выпуска отдельных видов продукции в стране. Так, производственное объединение “Коломенский завод” выпускает 100% магистральных тепловозов, объединение “Ленинградский металлургический завод” — 85% паровых турбин, Рязанский комбайновый завод — 100% картофелеуборочных комбайнов. Тихорецкий мясокомбинат — 100% мясных консервов для детей и т.д. Список предприятий-монополистов можно продолжить. Ясно одно: такого положения нет и не может быть ни в Западной Европе, ни в США, ни вообще в странах со зрелой рыночной экономикой.
   В отличие от малой приватизации, где быстро создается не только собственник, но и рыночная среда, большая приватизация представляет собой часто очень долгий и болезненный процесс, и рыночная среда здесь формируется с трудом, и главным вопросом всей приватизации является инвестиционный процесс. Разрушить в этом секторе хозяйства централизованную систему материальнотехнического снабжения, государственных дотаций, государственного финансирования программ развития и модернизации можно довольно легко и быстро. А вот заменить все это столь же быстро рыночными горизонтальными связями невозможно. Поэтому процесс большой приватизации, более длительный и трудный, часто вызывает состояние депрессии у многих приватизируемых предприятий.
   Личных сбережений на большую приватизацию хватить не может. Поэтому для вовлечения в нее значительного числа людей их наделяют специальными платежными средствами в виде акций и других ценных бумаг. Такая система уже давно существует на Западе, однако в России она еще только создается, товарный и денежный рынки пока существуют без адекватных им рынков капитала и труда.
   Тем не менее, по опубликованным данным, 2/3 крупных промышленных предприятий, подлежащих приватизации, уже к концу 1993 г. сменили форму собственности. Из 14,5 тыс. крупных промышленных предприятий 11 тыс. зарегистрированы как акционерные общества, 7 тыс. прошли через чековые аукционы. Однако практика проведения большой приватизации порождает много проблем. Рассмотрим лишь одну из них — проблему создания крупных финансово-промышленных групп (ФПГ).
   Приватизация крупных промышленных предприятий может привести к дезинтеграции сложившихся технологических цепочек и, следовательно, к деиндустриализации российской экономики. Дело в том, что Россия получила в наследство от бывшего СССР крупные монополизированные самодостаточные производственные комплексы с целостными организмами и высокой способностью к самообеспечению и самоорганизации. С ликвидацией министерств они сохранились в форме разнообразных концернов и ассоциаций, поддерживающих технологическую кооперацию и живучесть составляющих их предприятий. Эти комплексы (куда входят также исследовательские подразделения) по форме напоминают крупные корпорации капиталистических стран. Приватизация отдельных предприятий, входящих в эти объединения, и их структурных подразделений способна лишь разорвать сложившиеся кооперационные связи и прекратить выпуск технологически сложной продукции. Поэтому было принято решение рассматривать такие объединения как холдинги и трансформировать их в нормальные капиталистические корпорации. Иначе Россия просто потеряет авиакосмическую, судо- и приборостроительную, электротехническую, автомобильную и другие важнейшие отрасли машиностроения.
   Решение непростое и вызывает много возражений, поскольку возможна консервация монополизма, присущего прошлой административной системе. Это решение зафиксировано в Указе Президента РФ от 5 декабря 1993 г. “О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации”, предусматривающем приватизацию такого рода объединений. Примером служила группа “Уральские заводы”, в которую входили 9 предприятий, банки, Центральный чековый инвестиционный фонд Удмуртской Республики, страховые компании и торговые дома. Индустриальный базис этой группы образовывали 11 заводов — 6 машиностроительных и 5 приборостроительных. Другой пример — объединение “Авто ВАЗ”, включавшее специализированные предприятия по производству двигателей, кузовов, электрооборудования.
   В настоящее время число официально созданных ФПГ с государственным участием превышает 100. В стране активно идут процессы слияния и поглощения предприятий и фирм, которые проходят не только на добровольной, но и на принудительной основе. Так, только в 2002 г. произошло 1870 слияний, из которых три четверти носили принудительный характер. Тем не менее российская экономика находится на пути широкой консолидации и реорганизации предприятий и фирм. Нового решения требуют проблемы взаимоотношений бизнеса и государственного аппарата. Все это имеет что-то общее с мировым опытом развития промышленности в индустриальную эпоху многих ныне развитых стран мира. Но теперь эти страны живут в постиндустриальное время, преодолев многочисленные трудности и противоречия, связанные с налаживанием продуктивных и конструктивных отношений между бизнесом и властью. Мировой опыт свидетельствует о том, что бизнес и власть должны дистанцироваться друг от друга и придерживаться строгих правил корпоративного поведения и государственной мудрости.

 
< Пред.   След. >