YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Политология: Политическая теория, политические технологии (А.И. Соловьев) arrow Свойство проникновения
Свойство проникновения

Свойство проникновения

   Политика, как уже говорилось, способна проникать в различные сферы социальной жизни, придавая тем или иным проблемам подлинно государственный масштаб. Это свойство инклюзивности свидетельствует о непостоянстве и подвижности круга тех проблем, которые рассматриваются государственной властью в качестве политически значимых. Ведь как писал Ф. Брауд, “ничто по своей природе не является политическим и все им может стать”. По этой причине, полагает Н. Фразер, “политизация социального” – неотъемлемый процесс в сложноорганизованных обществах.
   Иными словами, наряду с признанием проблем, требующих постоянного участия государства в регулировании социальных процессов (обеспечение безопасности общества, поддержание международных связей и др.), у политики в каждый данный момент существуют проблемные вопросы, которые периодически включаются в поле власти или выключаются из него. Поэтому политика в принципе способна изменять свой объем, вследствие чего ее границы имеют в определенной степени условный характер и зависят от исторического контекста, а также умения государства увидеть те групповые конфликты, которые требует его непременного вмешательства.
   Данное свойство политики превращает искусство руководителей государства в главный источник формирования политического пространства. От характера осознания политически значимых интересов непосредственно зависит объем объектов государственно-властного регулирования, а следовательно, и объем политической сферы. Если несколько перефразировать М. Вебера, то можно сказать, что качество явления, позволяющее считать его “политическим”, “обусловлено направленностью интереса”, которую придает государство “тому или иному событию в каждом отдельном случае”.
   В придании событиям политического значения заложена принципиальная возможность произвола субъекта в оценке характера групповых интересов и конфликтов. По мнению Р. Даля, политика представляет собой обширное поле для ошибок, преувеличения одних интересов и преуменьшения других, для принятия одних решений и непринятия других. В произвольном выборе объектов политического регулирования либо в использовании неадекватных средств и методов регулирования кроется огромный потенциал напряженности. Как верно заметил французский ученый Г. Эрме, “лучший правитель это тот, кто наилучшим образом защищает интересы граждан от поползновений государства, которое хотело бы против воли граждан осуществлять то, что оно неоправданно считает интересами общества”.
   Следствием отражения такой трудности является то, что некоторые теоретические направления обосновывают мысль о неприемлемости властно-политического регулирования общественной жизни, как таковой. Так, анархисты полагают, что исходящая от государства власть в основном имеет негативные следствия. Технократически ориентированные мыслители вообще сомневаются в возможности добиться результатов с помощью социальных методов.
   Показательно также, что различные идеи, ограничивающие роль политических методов регулирования, не только распространялись на теоретическую сферу, но и активно воздействовали на реально функционирующие системы власти. В частности, это касается западных демократических государств, в значительной мере унаследовавших идеи либеральных мыслителей (А. Смита, А. Бентама, Дж. Милля и др.), которые считали основной проблемой политики строительство общества, где политика была бы ограничена сравнительно небольшой сферой жизни. Поэтому государства либерального типа заранее ограничивают область применения политического регулирования интересами и прерогативами независимого от государства гражданского общества. Коль скоро сфера гражданского общества развивается на принципах самоорганизации и самоуправления и при этом руководствуется нравственными и правовыми нормами человеческого общежития, то государство должно существовать в строго определенных целях и границах. В частности, такими целями могут быть поддержание общественного порядка, соблюдение гарантий личных прав и свобод граждан. В связи с этим оно не может вмешиваться в личную жизнь индивида. И все же такие принципиальные ограничения политического регулирования в последние годы приобретают больше нормативный характер, поскольку многие социальные конфликты гражданского общества в современных либерально-демократических государствах так или иначе регулируются политическими методами.
   В отличие от либеральных ограничений на политические регуляторы, тоталитарные системы власти вообще лишают государство (как механизм формирования политики) необходимой гибкости и тем самым преобразуют политику в иное средство регулирования конфликтов. Например, в государствах этого типа все групповые отношения регулируются силовыми и принудительными способами со стороны властвующих структур. В результате силовые и принудительные действия государства становятся единственным средством регуляции общественных и даже межличностных отношений. Иначе говоря, государственное вмешательство в этом случае становится средством, уничтожающим всякую конкуренцию в борьбе за государственную власть. В таком случае политическая власть вырождается в административный произвол властей, а политика как специфическая сфера жизни растворяется во всем социальном пространстве, утрачивая свою специфику и назначение.

 
< Пред.   След. >